RISK.RU: Неприступное сердце Евразии или китайские приключения

В этом небольшом рассказе вы сможете узнать о современных особенностях велопутешествий по Синьцзяню (Западный Китай). О том, как мы пытались пройти древним перевалом Музарт (кратчайшим путем между Джунгарией и Кашгарией). О попытке пробраться на сакральный Тибет и ещё о многом интересном.

В сентябре 2015 г. команда велотуристов из города Новосибирска (т/к Ювента) совершила велосипедный маршрут 5 к.с. по территории Западного Китая (СУАР).

Этот регион привлек нас тем, что в его пределах сходятся крупнейшие горные системы Мира: Тянь-Шань, Памир, Куньлунь, Каракорум, Гиндукуш и Гималаи. Кроме того, здесь располагается одна из величайших песчаных пустынь – Такла-Макан, а на юге находится Тибетское нагорье. Регион интересен и с исторической точки зрения: здесь проходило несколько ветвей «Великого Шелкового Пути».
В итоге нами был запланирован маршрут, состоящий из трех частей, с пересечением: 1. Тянь-Шаня; 2. Памира; 3. Куньлуня и Тибета. График движения должен был быть очень напряженным. Активные участки должны были чередоваться с переездами. Переезды выполняли функцию дневок и заодно помогали соединить далеко расположенные друг от друга районы.

В итоге общая протяженность маршрута составила более 5000 км, из них более тысячи предполагалось преодолеть на велосипеде.

Информацию о предстоящем маршруте приходилось собирать по крупицам. О многих интересовавшие нас объектах современной информации не было. Так, например, о запланированном нами перевале Музарт, который в древности был кратчайшим путем из Кашгарии в Джунгарию, нам удалось найти только описание Костенко Л.Ф. от 1872 года (подробнее о попытке пройти перевалом Музарт читайте ниже).
На основании изученных отчетов у нас сложилась определенная картина о путешествиях по Синьцзяню. Мы знали, что ситуация в регионе напряженная и год от года напряжение возрастает. Особенно ситуация усложнилась после 2009 года когда в г. Урумчи (столица СУАР) прошли массовые волнения и теракта. После этого года в регионе, по сути, было введено военное положение, которое проявилось в усиление контроля китайских спецслужб за обстановкой в регионе, возрастанию числа блокпостов, усилению внимания ко всему «странному». Соответственно и мы должны были входить в это определение «странное». Так же нам было известно о проблемах с китайскими властями трех последних крупных экспедициях в этот регион (Чхетиани, 2009; Лебедев, 2011; Королев, 2014). Причем в двух случаях китайские власти депортировали наших путешественников за пределы «закрытых» для посещения мест. При этом во всех источниках говорится о беспрепятственном перемещении по Синьцзяню.

Сейчас в Синьцзяне бум развития хозяйства и инфраструктуры. Строятся новейшие дороги, дома, предприятия. Китайцы активно преобразуют этот регион и ассимилируют местное население – уйгуров.
В связи с тем, что ситуация в регионе напряженная, о нескольких участках предполагаемого маршрута вообще не было ни какой достоверной информации. Нам пришлось планировать несколько запасных вариантов на случай запрета китайскими властями на въезд и на случай отставания от графика. Поэтому пришлось внимательно изучить территорию маршрута с помощью космоснимков в программе Google Earth и наметить несколько вариантов запасных путей.