Ночёвка с нодьёй (или как не дать дуба зимней ночью в сосновом лесу)

Автор: Сергей Пономарёв

Как и любой научный трактат, мой рассказ начинается с определения понятий.

Итак, ночевка с нодьёй – это попытка неких умственно нездоровых индивидов, произвести попытку отдыха в горизонтальном положение зимней ночью в лесу без использования  палатки, печки, а в нашем случае и спальников и других удобств, с целью закалки тела и духа и приобретения ЗУН (знаний, умений, навыков) в данном вопросе.

Хочется так же обратить внимание, что слово нодья не ругательное, а имеет финское происхождение и обозначает как не странно «Костёр»!

И так с теорией покончено перейду к практическому описанию процесса.

В прекрасный мартовский день, два,  безусловно храбрых и, безусловно, романтичных товарища (я и Яха), собрались осуществить одно из давно намеченных дел – переночевать с костром нодья. Собрав всё необходимое – спички, топор, пилу, коврики и пару целлофановых тентов, мы, воодушевлённые великой идеей, выехали вечером в лес.

Ночь была звёздной. Лес ярко освещался круглой луной. Температура была примерно -10. Первое с чего мы начали свою ночевку это с поиска сухого дерева. В своих поисках мы набрели на уже разрубленные брёвна сосны, которые вполне нас устраивали по размеру. Выбрав удобную площадку между двумя соснами, с огромным рвением принялись за организацию бивуака – утоптали снег, развели обычный костёр типа «шалашик» для получения углей, одну целофанку положили под себя, другую растянули над собой между двух сосен в виде односкатного шалаша, края присыпали снегом. Получив угли,  выложили их в заранее приготовленное из двух брёвен основание нодьи, в желобок между ними, и принялись раздувать их, подкладывая маленькие дровишки. Через 20 минут основание нодьи было охвачено огнём. Пришло время положить верхнее бревно, что и было сделано. Медленно, но верно костер разгорался. И, испытывая не малую душевную радость, граничащую с восторгом, основывающуюся на безумии (Яха даже хлопнул в ладоши), мы уселись поедать насаженные на палочки и подогретые над костром сардельки! Костёр достаточно хорошо обогревал нас, что настраивало на «Жаркую ночь». Поев, душевно поговорив, и помечтав, наконец-то, мы одели пуховки и улеглись спать под тент, протянув к костру ноги. Над нами было звездное небо. Лес загадочно освещался лунным светом. Все это вселяло в души особую умиротворенность, философский настрой к жизни и медленно клонило ко сну.

Но через какое-то время сквозь сон вдруг стал все сильнее пробиваться скрипучий стон качающейся сосны. Где-то вдалеке послышался жалобный вой собаки. Звезды уже не так беспечно мирно сияли на небосклоне. Глянув на часы, поняли, что прошел только час безмятежного сна. Пришло осознание того, что стало как-то холодновато. Причина банальна – к этому времени верхнее бревно уже значительно прогорело и костер уже не пылал прежним ярким пламенем. Пришлось вставать и укладывать сверху ещё одно бревно.

«Поспав» ещё немного и поняв, что стало как-то конкретно холодно, приняли решение изменить расположение тел относительно костра. Легли параллельно горящим брёвнам и, сразу же ощутили положительную разницу. Опять костер обогревал наши тела, скрипучий стон сосны теперь не казался таким зловещим, да и вой собаки уже не разносился по окрестностям. После полуночи небо затянуло облаками, а ещё через час пошел снег. Но спать было «тепло», по крайней мере, одной стороне тела. Так что приходилось только периодически переворачиваться с одной стороны на другую.

Но, как и полагается,  вскоре нодья почти прогорела. Сразу же почувствовали это на себе – зубы стали выбивать чечетку и тело не переставало дрожать. Мы, замученные и полусонные, шатаясь, побрели по ночному лесу в поисках новой сушины. На мой взгляд, это бал самый волевой  с оттенком романтизма поступок. Найдя сушину, принялись пилить её. Здесь оказало, что Яха совсем неплохо пилит и во сне, хотя и медленно.

Таких волевых, но уже без оттенка романтизма похождений за ночь было ещё два. Под утро вставать и искать опять сушину ну никак не хотелось. Мы лежали у почти потухшего костра, слушая надоедливый скрип сосны и вой псины, беспрерывно поглядывая на часы, дожидаясь рассвета, медленно, но верно обрастая сугробинами.

С первыми автобусами мы, с чувством гордости и выполненного долга, потащили свои замученные и прокопчённые тела в секцию.

Главный итог проведенной ночевки – мы так и не замёрзли!

И как прошедшие через это испытания даем некоторые РЕКОМЕНДАЦИИ.

И так, если вы захотите испытать себя и заночевать с нодьёй то:

Не рекомендуем идти на это мероприятие более двум человекам: нодья полноценно может обогревать только двух параллельно лежащих с обеих сторон людей, это при условии, что её длина 1,5 – 2 метра.

Дрова для костра должны быть в диаметре не менее 30, а желательно 40 см – это даст экономию дров и сил.

Тент помогает слабо, но помогает – у каждого со своей стороны должен быть свой тент.

Не нужно дожидаться пока костёр для углей прогорит, лучше улучить момент, когда он наиболее сильно разгорится и переложить полыхающие дровишки на основание нодьи.

Нодья за ночь прогорает несколько раз, что зависит во многом от диаметра дров – необходимо  приготавливать несколько брёвен на запас.

Тепло одеться – расстояние человека от нодьи варьирует от 50 до 100 см в зависимости от интенсивности костра.

По мере прогорания, структура нодьи может нарушиться и она может развалиться и обжечь вас, поэтому желательно, чтоб нодья была ниже вас по уровню. В конце концов так и получится так как костёр достигнет земли. Сложней дело в местах с глубоким снежным покровом – в таком случае необходимо «ставить» нодью на заранее приготовленный постамент из брёвен.

И напоследок, ДЕРЗАЙТЕ, УДАЧИ ВСЕМ!